Бутусов: Пусть сдохнут наши враги. Ничего более толерантного сказать не могу

«Пусть сдохнут наши враги!» — почему порядочные люди радуются смерти «патриота России» и «сторонника Русского мира» «министра ЛНР» Сергея Литвина? Не толерантности пост

Вчера 27 декабря при неизвестных обстоятельствах, по официальному сообщению — от инфаркта, в Луганске умер «министр сельского хозяйства ЛНР», один из известных предателей Украины и организаторов пророссийских выступлений весной 2014-го в Луганске и Славянске Сергей Литвин. Литвин был одним из друзей Геннадия Цыпкалова — «экс-премьер-министра ЛНР», которого нашли повешенным в тюремной камере в Луганске 23 сентября, а «прокуратура ЛНР» назвала это «самоубийством по причине угрызений совести». Теперь внезапный инфаркт сразу насмерть поразил 43- летнего Литвина.

Вот что думал о себе сам Литвин — одна из ключевых фигур в операции российских спецслужб по развязыванию войны на Донбассе весной 2014-го, это фрагменты интервью в марте 2016-го:

«Я — этнически русский, и у меня было убеждение, что славяне должны быть вместе… В русском обществе всегда были развиты «социальные лифты»… В родительский дом было попадание, отец был контужен. Увидев меня в форме, он спросил: «Воевал, сын?» «Да, воевал». «А где?» «Где только ни воевал…». Меня никто не готовил в спецшколах. Каждый патриот своей страны может внести свой вклад в борьбу с хунтой… Нужна убеждённость и продуманность действий. Люди на Украине устали от хунты. Они видят, что у нас строится подлинно народная республика — без олигархов в экономике и власти, без неонацизма, но с возможностями для каждого активно создавать свою жизнь, свою государственность и культуру, свой Русский мир».

А какие же «социальные лифты» сделали Литвина «министром», где и как он «воевал», какой «русский мир» строил в Луганске? Говорит Александр Кононов, житель Луганской области, инвалид, который помогал как волонтер законным властям Украины, но в 2014-м был похищен вместе с женой на блок-посту и провел в плену 98 дней:



«На блокпост приехал один «товарищ». Оказалось, Литвин Сергей Анатольевич, он потом стал «министром» сельского хозяйства и продовольствия «ЛНР». Устроил мне допрос с пристрастием. Достаёт пистолет, подносит мне ко лбу и нажимает на курок — тишина. Затем вставляет обойму и снова пистолет к голове — тогда руку резко в сторону и стреляет. И так несколько раз. Одна из пуль задела плечо».

А вот рассказ заложницы о том, чем занимался и с кем воевал Литвин и его подручные:

«Досмотрев машины и обыскав нас, «ополченцы» вызвали своего начальника Сергея Литвина, который потом собственноручно нас допрашивал. Он кричал, обзывал, бил, а после, приставив по очереди пистолет к моей голове и мужа, производил возле самого уха выстрел. Затем Сергей Литвин приказал боевикам держать голову Вити, не позволяя ему отвернуться. А на мою стал надевать пластиковые мусорные пакеты и душить. Двое его помощников держали мне руки. Но и этого начальнику боевиков показалось мало. Он приказал принести ему для пытки прозрачные пакеты, объяснив: «Я люблю смотреть, как у людей глаза закатываются».

После того как Литвин перестал душить меня пакетами, он начал тыкать в мое лицо окурком, а затем и вовсе затушил его о щеку. «Наигравшись», этот изверг что-то приказал боевикам и уехал, а те завязали мне руки скотчем и оекий Дмитрий Сергеевич, который представился подполковником милиции. Меня полностью раздели и стали обыскивать. Мне твели к мужу. Я увидела, что Витя сильно избит, по его лицу текла кровь. Боевики с блокпоста передали нас правоохранителям. Там был нбыло очень стыдно стоять в таком виде перед мужчинами, и я стала просить, чтобы обыск провела какая-нибудь женщина. В ответ подполковник заявил: «Будешь выделываться, прострелю руки или ноги». Затем раздетую меня стали пытать электрошокером.

В какой-то момент они заставили меня под дулом автоматов выпить залпом три литра воды и в один присест съесть буханку хлеба. Затем втолкнули мне в рот таблеток десять, по их словам, валидола и горсть каких-то капсул. Подполковник сказал, что это «барбовал». После всего перенесенного я уже не чувствовала ни вкуса, ни запаха. Что они планировали делать со мной дальше, не знаю. Меня спас от их изуверских пыток начавшийся обстрел. Я оказалась в подвале, где все свелось к банальному избиению.

Кроме того, в два часа ночи задержанных выводили на поверку. И тут начинались унижения, избиения… Когда мы возвращались обратно, в камере еще долго раздавались стоны и крики. Я видела, как избитые люди шли, хромая, по коридору. Особенно доставалось новичкам. У боевиков была традиция — с особой жестокостью колотить тех, кто только поступил. Некоторых забивали прикладами до смерти. В одной из камер сидел батюшка, который время от времени отпевал замученных и убитых.

К тюремщикам присоединялись пьяные боевики, только вернувшиеся с боевых заданий. Им очень хотелось покуражиться. Они искали, где находятся «укропы», избивали и насиловали девушек. Когда это приобрело регулярный и массовый характер, даже наш конвой стал защищать арестованных и не пускать в камеры военных. Но это не всегда получалось.

Допрашивать приезжал лично Сергей Литвин, пытал Веру электрошокером. Особой информации от нее и Виктора «министр» получить не мог. Никакими секретами супруги не обладали. Да ему они и не были нужны. Садист просто получал удовольствие от самого процесса, от ощущения собственной значимости — человека, получившего право вершить судьбы людей».

Так, ну кто там собирается возлагать к посольству России цветы в память о Сергее Литвине? Смерть таких как Литвин, его руководителей из российских спецслужб и его защитников из российской армии не достойна ни жалости, ни сочувствия.

На фото — Сергей Литвин. Чудом спасшийся из застенков Литвина Александр Кононов отозвался на смерть Литвина так:
«И ПУСТЬ СДОХНУТ НАШИ ВРАГИ!»

Ничего более толерантного я добавить к этому не могу.

Юрий БУТУСОВ