Мечта сбывается. Антон Орех о путанице в душе Дмитрия Кисилева

Очередной выпуск «Вестей недели с Дмитрием Киселевым» был не похож ни на один предыдущий. Даже украинцев в программе показали не бандеровцами, а внезапно нормальными людьми. Антон Орех комментирует воскресную программу и разбирается, что произошло с главным телепропагандистом России

Как быть, когда сбывается мечта? Вот ты к ней шел-шел — и вдруг дошел! Психологи говорят про «меланхолию сбывшейся мечты». Но пропаганда-ТВ не может позволить себе меланхолию. Она должна работать регулярно и беспощадно. Закавыка в том, что эта машина сама не верила в то, что ее мечты осуществятся. И несколько растерялась. Поэтому отчетный выпуск «Вестей недели с Дмитрием Киселевым» был порою каким-то странным на вид. Не киселевским. У него еще не выстроился новый план кампании. А время эфира уже подоспело.

Наверное, в силу этой внутренней душевной путаницы, Киселев иногда переставал быть самим собой. Какую речь произнес он перед сюжетом про трагедию в Стругах Красных! Такие слова нашел про нелегкую жизнь подростков в этом жестоком мире взрослых, где всюду детей ждут опасности, давление, непонимание, наказания! Самый длинный его монолог во всей программе и самый яркий. И, слушая его, вспоминалось, что вообще-то Дмитрий Киселев когда-то считался очень даже неплохим журналистом и точно считался адекватным человеком. И вот это вдруг прорвалось, да еще по такому внезапному поводу…

Или, например, когда добрались до украинской темы — а без нее ведь никуда — он показал действительно трогательный сюжет из Запорожья. Там молодые ребята по случаю дня рождения металлургического комбината провели на вокзале флэшмоб и спели песню из классического фильма «Весна на Заречной улице». А люди, сначала изумившиеся, начали им подпевать. И прямо вот за душу берет — тем более что и сам я люблю и этот фильм, и эту песню, и актера Рыбникова.

Кажется, первый раз за два последних года украинцы у Киселева были ни бандеровцами, ни фашистами, ни марионетками Вашингтона, а обычными, нормальными людьми — похожими на нас, поющими те же песни, да еще и на русском языке! С чего бы это?

Но сюжет был коротким, а в остальных сюжетах Украина все-таки была «привычной». Тут тебе и диверсанты в Крыму, которых там как грибы собирают наши доблестные чекисты. Тут тебе и вульгарная советница Авакова со всеми ее «ню». Тут тебе и Саакашвили — «международный авантюрист», которого, впрочем, выпихивают из страны и лишают гражданства. А вместе с ним бежит и остальной «грузинский десант» и прочие иностранцы, занявшие всякие разные посты в Киеве.

Впрочем, может быть это не критический, а позитивный взгляд? Бегут же иностранцы-то! Но слов о том, что вот теперь украинцы повернутся к нам и станут ждать наших советов и советников — не прозвучало.

Но Украина — это не главная тема. И даже не Америка. Хотя она была — и куда же без нее? Две недели прошло с момента победы Трампа, а эйфория не проходит. Какой чудесный пасторальный репортаж про Дональда и его семью! Про всех его жен и дочерей! Про всех этих гадких скабрезных завистников, которым не удастся запятнать светлый образ нового друга России.

Новый друг, правда, уже произвел некоторые назначения, и мы видим, что среди назначенцев фанатов Москвы как-то не так чтобы густо. Но это не беда! Это такая у Трампа игра. Это он создает «конкуренцию идей», чтобы потом принимать взвешенные решения.

Важно, что администрацию у Трампа возглавит православный! Того гляди и сам Трамп начнет куличи печь, яйца красить и ждать благодатного огня.

Но если про него пока мы говорим только хорошее и говорим много (забавно будет послушать, что станем говорить через полгодика, а то и раньше), то про Обаму хороших слов в русском языке Киселева нет совсем. Он торопится со своими товарищами сказать все, что думает, ведь скоро эта мишень уйдет за горизонт.

«Последняя в жизни встреча с Путиным» — говорит он про короткий разговор двух президентов на саммите АТЭС в Лиме. И после этих слов как-то тревожишься за здоровье 44-го президента США.

Обама развязен и вульгарен. Он сидит в Белом Доме и беседует с Трампом, раздвинув ноги. Ему не рады в Европе, которая встречает его пустотой, снайперами, заваренными люками и демонстрантами. Жалкий, смешной, ничтожный неудачник — вот кто правил Америкой все эти годы. А теперь будет уже почти православный Трамп!

Но не Америка была главной темой, как я уже сказал. Первые полчаса программы — это Путин-Сирия. Такой двойной герой. Наш президент — сгусток мудрости и четкости. И на этом саммите АТЭС все к нему тянутся. Если Обаму обходят стороной, мол, о чем с ним говорить, то с Путиным каждый стремится побеседовать. Всякий нынче желает сотрудничать с Россией. А в Перу с прилавков уже сметают пельмени.

А уж военной супердержавой нас даже этот Обама признал. И зрителей порадовали вереницей сюжетов с летающими ракетами, падающими бомбами, с кораблями и самолетами, с пораженными целями, снятыми с беспилотников. Это снова была старая добрая телевойна, в которой у нас нет ни потерь, ни трудностей.

Такова метода повествования о нашей деятельности в Сирии и о правлении Путина. Никаких ошибок, никаких сомнений — и только на Путина и на наши ВКС вся надежда у прогрессивного человечества.

Вы можете спросить: а что же, про Улюкаев ни слова не сказали? Сказали! Аккурат после Путина и Сирии. Посвятили 10 минут. С демонстрацией занятной статистики. Что с десяток губернаторов у нас уже были задержаны в разные годы и что расследования либо бесконечно затягивались, либо дела просто разваливались. Понимай, как хочешь.

Но «неприкасаемых у нас нет», и этим арестом дан четкий «сигнал нетерпимости» коррупции. Видать, с Улюкаевым все-таки еще нет четкого плана, что делать и что говорить о нем. Все-таки это не Обама, где патронов можно не жалеть. Поэтому Киселев ограничился назидательной повествовательностью, не углубляясь в подробности и даже процитировав Кудрина, который что-то сильно удивляется всей этой истории.

Ну, и конечно, не забыли про юбилей Патриарха — «одного из ведущих мыслителей мира». И сообщили сокровенную подробность. Оказывается, Путина крестил отец Кирилла! Такие вот дела.

Так что если кто-то у нас поднялся на «социальном лифте» благодаря дзюдо, кто-то благодаря дачному кооперативу, а кто-то даже в песочнице играл с будущим лидером, то о Патриархе, выходит, позаботился еще его отец — в крестильной купели. Хотя, скорее всего, авторы юбилейного фильма о предстоятеле РПЦ имели виду не совсем это. Однако мне в голову зачем-то пришла именно такая мысль.